Степь

Солнце клонилось к закату. Трудно было поверить, что и в этих краях день сменялся ночью, однако тьма постепенно вступала в свои права, подобно победоносному полководцу наступая и беря практически без боя все более обширные земли. Поначалу ничто не предвещало ее нападения, лишь казавшаяся неуемной жара ослабла да трещины в раскаленной за день дорожной глине стали темнее. Однако с каждой последующей минутой тени удлинялись и разрастались, покуда и вовсе не сплелись в плотный черный саван уходящему дню. Подул ветер. Волны, смиренно шуршавшие в течение дня, теперь с тяжким стоном, словно в ужасе от предстоящей ночи, бились под обрывом, по краю которого пролегала дорога.

Путник давно заметил, что в здешних краях ночь не жалуют, хоть она и приносила избавление от нестерпимой жары и раскаленных ветров, готовых прожечь насквозь даже самого стойкого и сильного. Подобно тому, как местные селяне ежились при мимолетном упоминании скорого вечера и все сильнее жались к своим блеклым, словно выцветшим на солнце, полузанесенным песком и пылью хижинам, вся природа сейчас словно пыталась спрятаться от наступавшего мрака. Прошло всего нескрлько минут с первых сумерек, а редкие придорожные кусты да выгоревшие раньше времени степные травы совсем слились с землей, и только налившийся огнем шар делал их все еще различимыми. Путник спешился и привязал великолепного, и не только по местным меркам, скакуна к бог весть какому представителю местной флоры, споил ему целый бурдюк из тех, что были прицеплены к седлу и, умывшись и напившись сам, улегся на циновку прямо на дороге – места дикие, давно уже не было здесь путников и днем, что уж говорить о ночах. Солнце задержало на секунду свой ход, словно отчаянно боролось за свет, а затем рухнуло за тесьму гор на горизонте, проиграв свою битву.

В темноте замерцали звезды, эти вечные спутники-глаза ночи, здесь, в степях, почему-то особенно ярко. Новорожденная луна тонкой тиарой повисла, еще не решаясь рассыпать свое серебро по всей земле. Путник улыбнулся им всем: и звездам, и луне, и ночи. При мысли о последней, улыбка его наполнилась легкой усмешкой, как в детстве, когда молодой господин умолял его посмотреть, что за монстр прячется в шкафу, где копошилась неугомонная мышь. И чего они все так боятся? Что может быть достаточной причиной для того, чтобы задержать королевского гонца в приграничной деревне на целую ночь? 

Путник усмехнулся и вскинул брови, вспомнив, каким ужасом наполнились глаза прехорошенькой дочки трактирщика, когда он сказал, что отправится дальше по тракту прямо сейчас, в ночь. Ох, и милашка она! Возможно, стоило помедлить часок, все равно ведь усталость взяла свое. С закатом веки его отяжелели и, когда он в десятый раз едва не вывалился из седла, пришлось-таки устроиться на привал. Что ж, часок все же не целая ночь, да и конь утомился от этой бесконечной дороги. Путник не собирался проспать всю ночь, он все-таки был королевским легатом из того самого легендарного отряда, таким как он больше часа в сутки сна и не нужно. Поерзав на теплой от дневного жара земле, путник начал засыпать, все еще улыбаясь личику трактирщицкой дочурки, уже точно решив, где остановится на обратном пути.

Так он и улыбался, когда пара местных работяг, ползших с ночных заработков домой в соседнее село нашли его. Он спокойно лежал на своей циновке, а рядом фыркал непонимающе прекрасный скакун из королевской конюшни. Его хозяин был мертв, хоть и не единым признаком, кроме отсутствия дыхания, себя не выдавал.

Ночь забрала свое. Он сам к ней пришел. Так сказал старший из селян, сдвигая тело в колючее море степи. Таких не хоронят, сказал другой, брат той самой девчушки из трактира. Степь и мрак сами его поглотят, и не стоит им мешать — это знали все, хоть им никто и не рассказывал ничего подобного. А вот конь добрый, его за хорошую цену можно и челноку отдать.

Так и ушли они к себе домой — отсыпаться после тяжелых работ, чтобы потом, за пару часов до заката, вернуться в карьер. Солнце уже полностью отвоевало небосвод, и море, словно ребенок, дождавшийся наконец мать с поля, заснуло, посапывая мирным прибоем внизу, под обрывом.

Комментариев: 0

О самоустранении

Гугл вывалил с утра кучу инфы по В. Вулф. Мой Душенька в очередной раз соловьем запел о том, как ему жать всех самоубийц, какая же это боль должна быть и проч. 

И все-таки я не понимаю, чего их-то жалеть. Ну можно понять жалость к родственникам, друзьям и близким, но к ним-то почему? Они достигли своей цели, более чем. 

К тому же нам надо решать проблему с перенаселением

Комментариев: 0

Таксидермист

Несколько гениальных работ британского таксидермиста Уолтера Поттера (1835 — 1918) 

Уолтер Поттер — первопроходец антропоморфной таксидермии.

Комментариев: 12

Мертвый город золотоискателей - Бади.

Всем известны истории о жертвах так называемой «золотой лихорадки», которая раразилась в Америке во второй половине XiX века. Люди, бросая свои дма и работу, ехали добывать золото и годами промывали речной песок. В самых «многообещающих» местах образовывались целые города золотоискателей. Одним из таких городов и был Бади (штат Калифорния). Возникший примерно в 1876 году, он быстро разростался и даже развивал свою инфраструктуру. Однака злато-серебро в реке не бесконечно, и золотоискатели стали покидать город. Несмотря на это, он просуществовал до середины 20 века. Теперь же городу присвоен статус Исторического Парка. Оченьудобное место для фотосессий. Также такой город будет интересен любителям ретро и кантри, так как все там осталось не тронутым с момента покидания города последними жителями. Несколько фото:

 

Комментариев: 8
SM
SM
Было на сайте 10 марта в 08:11
Читателей: 27 Опыт: 35.7138 Карма: 0.840146
Я в клубах
Новичкам MyPage.Ru Пользователь клуба
Живи Ярко! Пользователь клуба
Любители книг Пользователь клуба
Чердак Пользователь клуба
90-60-90 Пользователь клуба
все 30 Мои друзья